Избранное:
Просмотры:
Осенняя скидка до 15 процентов
Главная > Православные кресты (wiki) > Остроухова в собрании государственной Третьяковской галереи

Остроухова в собрании государственной Третьяковской галереи

В ряде музейных собраний хранятся небольшие кресты, вырезанные из камня. Наиболее значительными их коллекциями обладают Исторический музей Украины, Государственный Исторический музей в Москве. Отдельные предметы из археологических раскопок находятся в музее Истории Киева, в Заславском историко-археологическом заповеднике, в Государственном Эрмитаже и т. д. Эти же предметы являются неотъемлемой частью коллекции резной пластики Третьяковской галереи.

Издания, посвященные резным каменным крестам, условно можно разделить на две группы. К первой относятся публикации, вышедшие преимущественно в конце XIX — начале XX века в Киеве. Их отличает богатство иллюстративного материала, который сопровождают краткие описания предметов и, главное, приводятся сведения о местах находок. Ко второй — книги и статьи, написанные в XX веке и связанные с изучением русских кладов3, с раскопками древних городов, а также с отдельными археологическими находками. Одно из основных достоинств этих работ — указание стратиграфии при публикации каменных крестов для большинства найденных предметов. До настоящего времени достаточно большой в количественном отношении археологический пласт культурного наследия находится еще в стадии изучения. Атрибуция каменных крестов осложняется «разбросанностью» по разным музеям и археологическим кабинетам. Коллекции крестов не опубликованы в современных каталогах музеев6, они до сих пор остаются практически неизвестны и лишь небольшая часть их показана в исторических разделах экспозиций.

Тем не менее каменные кресты представляют значительный интерес не только как изделия художественного ремесла Древней Руси, но и как предметы, непосредственно связанные с эпохой принятия христианства на Руси. Пятьдесят четыре креста из камня поступили в Галерею в 1929 году в составе собрания известного художника и коллекционера И. С Остроухова после закрытия его Музея иконописи и живописи в Москве. Кресты художником были приобретены в 1916 году у киевского археолога — любителя В. Е. Гезе.

Виктор Евгеньевич Гезе, штабс-капитан в отставке, увлекся археологией в конце XIX века. В 1901 году он вел раскопки в урочище «Девичь гора» близ села Сахновки, в 1901—1902 годах — городища «Очаков» у деревни Набутово Каневского уезда Киевской губернии. С 1906 года от активного коллекционирования отошел8, но связи с Императорской Археологической комиссией не прерывал, поставляя ей за плату приобретенные на собственные средства небольшие коллекции древностей Новгорода, Киевской и Полтавской губерний для распределения их в музеи.

Из строк одного из писем к И. С. Остроухову, по всей видимости, 1916 года, следует, что В. Е. Гезе начал собирать свою коллекцию в конце 90-х годов XIX века, в период интенсивного интереса к археологическим древностям в России. В. Е. Гезе писал: «Я же лично не приобретаю пока ибо война и непрочность положения моего, с ней связанного и вообще, неопределенность всего, заставили меня уступить и то собрание, которое я составляя в течение 20 лет.» Очевиднее всего, именно в 90-х годах прошлого столетия он приобрел и резные каменные кресты. Судя по письмам В. Е. Гезе к археологу Александру Андреевичу Спицыну 1906 года («Лето это было крайне бедно находками.») и к И. С. Остроухову («В настоящее время около 5 лет, почти ничего не слышно о находках древностей в наших местах.» — строки из вышеприведенного письма), уже в первом десятилетии XX века благоприятные времена для его собирательства прошли.

Каменные кресты с данными о местах их находок попали в коллекцию В. Е. Гезе от частных лиц или собирателей. Ряд фактов указывает на то, что предметы коллекции В. Е. Гезе были им приобретены именно у частных лиц, а не найдены при раскопках. Достоверно известно о проведении археологом двух крупных раскопок в 1901 и 1902 годах. Это были единственные раскопки, которые он проводил сам. В июне 1905 года В. Е. Гезе получил от Археологической комиссии открытый лист на проведение раскопок в ряде мест Киевского, Каневского. Васильковского уездов, но уже в июле того же года в письме к археологу А. А. Спицыну он писал: «пока ничего не предпринимаю и копать, вероятно, не придется.». В 1906 году, в связи со сложным материальным положением, В. Е. Гезе отошел от активной деятельности археолога и коллекционера14. Судя по дневнику раскопок В. Е. Гезе на Девичь горе в 1901 году, хранящемся в ЛОИА, среди 750 предметов «домашнего обихода», им найденных, лишь 12 были связаны с христианским культом, но среди них не было каменных крестов15, тогда как в коллекции, проданной И. С. Остроухову, указывается происхождение одного каменного креста с Девичь горы. В этом же дневнике находится план раскопок на Девичь горе и план расположения урочища Девичь гора и ее окрестностей, сделанные рукой В. Е. Гезе.

В коллекции И. С. Остроухова кресты хранились закрепленными на планшетах, на которых его рукой были записаны сведения, полученные от В. Е. Гезе о месте находки каждого креста. Тем самым, в отличие от других музейных собраний, часто не имевших подобных сведений или же располагавших названиями мест, но не соотнесенных с определенными крестами коллекции, а вынесенных в общую рубрику «происхождение»6, данные о крестах собрания Галереи становятся важным археологическим источником при изучении каменных крестов.

Комплексное рассмотрение коллекции Гезе—Остроухова, представляющей собой хорошо подобранный ряд выполненных из различных пород камня крестов разнообразной формы17, получивших распространение в первые века после крещения Руси, позволяет предварительно сделать обобщающие выводы о типологии, времени и месте их изготовления.

Каменные кресты небольшого размера получили у исследователей название «корсунчики», по предполагаемому месту привоза их в земли Киевской Руси из Корсуни. Археолог Н. Беляшевский назвал «корсунчиками» каменные кресты, имеющие металлические обкладки на концах18. Вероятно, впоследствии это название перешло вообще на каменные кресты для отличия их от металлических крестов — тельников. Кресты-«корсунчики» употреблялись и как тельные, но редко. Как считал Н. Беляшевский, они обычно входили в состав ожерелий, которые носились поверх одежды. Это же подтверждает и В. П. Даркевич. рассматривая находки старорязанских кладов из раскопок 1979 года. Он отмечает близость серебряных оправ стеклянных бус и яшмового креста и на основании этого делает предположение, что они входили в состав одного ожерелья. Можно также сослаться и на сохранившиеся полные комплексы найденных при раскопках ожерелий. По описанию Г. Ф. Корзухиной, в состав ожерелья из клада, найденного в ограде Михайловского монастыря в Киеве в 1903 году, входили два «корсунчика», «маленький и побольше, с серебряными наконечниками, у большого на наконечниках зерневые ромбы». В ожерелье, найденном в Вышгороде. вместе с бусинами вставлены два каменных креста, один — светло-розового цвета с прямыми ветвями, второй — коричневого цвета. Судя по составам кладов, зарытых между 70-ми годами XII века и 1240-м годом, каменные кресты находились вместе с другими ценными предметами.

При изготовлении крестов использовались мягкие декоративные породы камня. Самым распространенным был агальматолит различных цветов с красивым сетчатым узорам, широко применялись пирофилит и сланцы. Визуальные исследования крестов привели к следующим выводам: кресты из декоративных, но недорогих пород чаще всего стандартной формы — прямые, четырехконечные, со сквозным ушком для шнурка; кресты из змеевика и особенно из порфира имели оригинальную форму и редко — сквозное отверстие. Именно эти кресты чаще всего оправлены серебряными или золотыми наконечниками со своеобразным орнаментальным мотивом крученого жгута по краям — характерным приемом оправ до начала XIII века. Судя по обильным находкам крестов в Киевской земле (находки в Великом Новгороде единичны, для его культуры характерны в основном подобные предметы из янтаря), можно предположить, что они делались или в самом Киеве, где было развито камнерезное искусство, или в близлежащих городах. Вероятно, каменные кресты не только изготавливались в Киеве, но и были, очевидно, типично русскими предметами. Так. каменные кресты, аналогичные киевским, найдены в погребении, как предполагают исследователи, в русском могильнике XI—XIII веков Пантелеймоновской церкви в Нише (Сербия).

Датировка каменных крестов осложняется тем обстоятельством, что они, в большинстве своем, найдены неспециалистами — археологами, а искателями кладов. В XIX веке появляется значительный интерес к предметам .древности в широких слоях русского общества. Первоначально древние вещи были случайными находками крестьян окрестных деревень, расположенных близ древних городищ. Так, крестьяне села Пекари сначала находили предметы у Княжей Горы, вымытые дождями и весенними паводками, а затем, когда к ним стали часто наведываться прознавшие об их находках скупщики антикварных вещей и спрос на древности увеличился, стали копать гору в поисках кладов, тем самым смешивая и уничтожая культурные слои, лишая ученых возможности точной атрибуции найденных предметов27. Такая же участь постигла и урочище «Девичь гора», раскопки которой начал В. Е. Гезе в 1901 году уже после того, как было обращено внимание на находки крестьян в этих местах.

Датировка крестов собрания Галереи определена не для каждого из них отдельно, а для всей группы и основывается, если учесть данные современных археологических раскопок, на периоде наибольшего распространения на Руси этого вида каменной пластики. Стратиграфия последних археологических раскопок показывает, что редкие находки каменных крестов попадаются в слоях начала XII, на рубеже XII—XIII веков. Наибольшее количество утрат, так называемых «попаданий» в культурный слой, в Новгороде приходится на XII век. Но время «утраты» предмета может иметь достаточное расстояние от времени его изготовления. Поэтому на данном этапе исследования крестов собрания Галереи датировка дается достаточно широко: X-XII века.

Более определенные и точные выводы относительно датировок и мест изготовления каменных крестов можно получить только после составления археологического свода или атласа, в который войдут все известные каменные кресты разных музеев. Тем не менее уже сейчас можно отметить следующее: если типы металлических крестов первых веков принятия христианства на Руси известны практически во всем византийском мире, то в изготовлении каменных крестов этого же времени можно предполагать большую самобытность, связанную с местной ремесленной традицией. При сравнении медных литых крестов с каменными отмечается также большее разнообразие и оригинальность форм последних. Изучение каменных крестов позволяет правильно оценить появление в последующие века в произведениях мелкой пластики, серебряного дела и медного литья тех или иных форм и видеть в них, в первую очередь, продолжение традиции, сложившейся в великокняжеский период русской истории.