Избранное:
Просмотры:
Осенняя скидка до 15 процентов
Главная > Православные кресты (wiki) > Напрестольные серебряные кресты из собрания Псковского музея

Напрестольные серебряные кресты из собрания Псковского музея

Коллекция памятников из драгоценных металлов Псковского музея — одна из крупнейших в стране — насчитывает свыше тысячи единиц хранения, однако изучена недостаточно и большая часть ее памятников практически неизвестна широкому кругу специалистов1.

Знакомству с лучшими образцами, представляющими псковскую теоретику XVI—XVII веков, способствовали труды М. М. Постниковой-Лосевой, которая в 1951 году составила краткое описание предметов и опубликовала фундаментальную работу, посвященную псковскому серебряному делу этого периода.

В коллекцию входят изделия XVI—XX веков разнообразного назначения, преимущественно церковная утварь, что объясняется источником ее формирования: основная часть поступила в музей в 1920—30-х годах из церквей и монастырей Пскова и губернии.

Собрания дореволюционных музеев Псковского Археологического общества (ПАО) и Псковского церковно-археологического кабинета (ПЦИАК)3. знаменитого коллекционера Ф. М. Плюшкина и купца-старообрядца П. Д. Батова, попавшие в музей в начале 1920-х годов, состояли в основном также из предметов церковного обихода.

Значительная часть коллекции в эти годы была уничтожена, согласно известному циркуляру об изъятии ценностей у церквей для пополнения казны. Ситуация повторилась во второй половине 1930-х годов, о чем свидетельствует музейная «Книга учета драгметаллов» 1937 года4 (единственный сохранившийся музейный документ, остальные пропали в годы войны) с многочисленными пометками о списании. В годы войны коллекцию удалось эвакуировать, но по возвращении обнаружились весомые утраты, в том числе напрестольных крестов.

Ныне группа серебряных напрестольных крестов составляет сравнительно малую часть коллекции — 26 единиц, не считая трех плохой сохранности, не включенных в каталог. В письменных источниках и дореволюционной литературе упоминания о крестах достаточно часты, но, к сожалению, эти сведения, за небольшим исключением, слишком скудны для идентификации с музейными предметами.

В ряде случаев определить источник их поступления стало возможным благодаря упомянутой «Книге учета», но доверять полностью ее записям не приходится. По непонятным причинам в ней не нашли отражения поступления многих вещей к этому времени не только хорошо известных, но даже воспроизведенных в печати (например, Н. Покровским из Троицкого собора) или подробно описанных, как крест XVII века из Варлаамовской церкви6. В 1937 году он оказался списанным вместе с восемью другими крестами XVII—XVIII веков, часть которых ранее принадлежала музею Псковского Археологического общества.

Но в тех же источниках и литературе встречаются довольно полные сведения описательного характера об утраченных крестах, реже — о вкладчиках, записях о мощах. Очевиден интересный аспект этой информации, иногда опосредованно способствующий атрибуции памятников.

Бесценный материал предоставляют документы — монастырские описи XVII—XVIII веков. Так, «Переписная книга» Псково-Печерского монастыря за 1652 год содержит данные для уточнения времени появления термина креста «благословящий».

Из семи упомянутых непристойных крестов — только два мощевика, реликвии не поименованы8. Все кресты выполнены в разнообразных техниках: басменные, резные, чеканные, с эмалью по скани. В одном предмете может быть употреблено несколько технических приемов Вероятно, здесь встречаем один их самых ранних образцов подобной иконографии лицевой стороны со сценами Страстного цикла и Воскресения, получившей распространение в конце XVII — начале XVIII века (тип креста 1706 года из псковской коллекции).

По описи ризницы Никандровой пустыни в конце XIX века в обители хранился восьмиконечный напрестольный крест-мощевик 1592 года. Почти половина заключенных в нем реликвий связана с культом русских святых14 и обнаруживает близость к собранным частицам риз подвижников в крестах-мощевиках середины XVI — начала XVII века из Соловецкого монастыря15. В состав реликвий входили довольно редкие — мученика Акепсима и Иринарха, игумена Соловецкого монастыря. Последняя вложена, конечно, позже, после его преставления в 1628 году (мощи преподобного хранились в обители в часовне его имени)16 и поэтому поименована в конце перечня. Должно быть, здесь находим одно из ранних упоминаний о реликвиях, связанных с именем митрополита Филиппа, останки которого были перенесены в Соловецкий монастырь в 1591 году. Весьма красноречиво словесное сопровождение частицы общехристианской святыни Гроба Господня, записанной как «камень теремца Гроба Господня».

Состав реликвий трех крестов из Успенской и Покровской церквей погоста Туры Торопецкого уезда, вложенных в разное время торопецкими помещиками, относится к разряду встречающихся часто. Особенностью мощевика 1794 года можно считать довольно обширное число святынь, связанных с именами праведниц и мучениц, возможно собранных целенаправленно и отразивших патрональную идею небесного заступничества женской половины семейства торопецких помещиков Неклюдовых, в котором крест считается семейной реликвией.

Любопытна история вклада. Непосредственным вкладчиком креста в Покровскую церковь стал Александр Васильевич Кутузов, представитель ветви рода Голенищевых-Кутузовых, давшего великого полководца. Он получил крест в 1870 году от владельца странным образом, отмеченным в документах церкви: под впечатлением вещего сна Ф. А. Неклюдов, «человек без веры и религии», передал крест Кутузову, а тот — в храм.

Почти половина музейной коллекции напрестольных крестов состоит из работ псковских мастеров XVI—XVII веков, что само по себе представляет значительный интерес. Из них опубликовано лишь два с краткой информацией (а всего — три), следовательно, каталог вводит в научный оборот целый пласт произведений псковских серебреников, каждое из которых отмечено своеобразием — художественными достоинствами, приметами местной традиции, вкладными записями, содержащими исторические сведения, составом реликвий в мощевиках, а иногда и оригинальностью сопровождающего их текстового комментария.

Этой части коллекции правомерно уделить главное внимание в кратком обзоре.

Самый ранний памятник, к тому же датированный, известен — это крест 1521 года — крупный, благородных пропорций, в великолепном басменном окладе. Его рисунок является модификацией более или менее условно трактованного растительного орнамента, состоящего из цветка, обрамленного стеблями, образующими круги. Мотив этого древнего узора, пришедшего на Русь из Византии, на псковской почве приобрел несколько причудливые очертания и в таком виде не встречается в других местных изделиях. Типичным для псковской басмы на крестах стал орнамент полосок S-образных завитков с многолепестковыми розетками в изгибе, «крестоцветов» среди стилизованных тонких трав и листьев, разнообразных розеток. Фрагменты такого декора мы видим на крестах 1567 года и руинированного креста из фондов музея. Параллель ему находим в резьбе по серебру на псковских блюдах и дискосах. Обращает на себя внимание сведенная к минимуму иконография креста с слишком малым относительно его размеров, хрупким, плоского рельефа Распятием, а также ведущая роль декоративного убранства креста богатым растительным узором.

Подобное художественное решение, как отражение древнейшей традиции, восходящей корнями к символике Креста — Древа Жизни и образа и символа самого Христа (отсюда «недостаточность» внимания к изображению собственно Распятия), соблюдено в трех других крестах раннего XVII века.

Один из них выполнен в технике резьбы и обороны, охотно и успешно применявшихся псковскими мастерами. Рельефный растительный орнамент расцвечен эмалью и не только обрамляет, но и оттеняет резное изображение Распятия, идеально «вписанное» в небольшую крестовидную пластину в среднике. Группа псковских крестов (включая утраченные) с аналогичными пластинами наводит на мысль о возможной своеобразной реминисценции древних ковчегов в форме напрестольных крестов, в средокрестиях которых в крестообразное, художественно выделенное углубление вкладывались частицы Истинного Креста.

На окладе креста 1664 года декоративный принцип сохранился лишь в украшении оборотной стороны. На лицевой стороне он уступил место сюжетной резьбе, выполненной в соответствии с лучшими псковскими традициями: в свободной манере, упругими и легкими линиями, с эмоциональной насыщенностью. Оборотная сторона — нарядна, вариации лиственного и цветочного орнамента перемежаются с излюбленным розеточным, символизирующим «духовные цветы бессмертного луга», — по краю тянется надпись, прерываемая узором завитков, ее великолепные огранные буквы играют и декоративную роль — прием хорошо известный по произведениям псковской торевтики XVI—XVII веков.

Особый интерес вызывают три датированных креста с эмалью по скани — 1603, 1667 и 1677 годов. Псковские сканые изделия, как известно, близки новгородской культуре, но обладают и явными чертами самобытности, которые прослеживаются на многих примерах убранства псковских панагий, очелий, венцов.

Весьма показательны и публикуемые кресты. Первые два из монастыря (1603, 1667 годы) почти идентичны, поскольку второй скопирован, и в нем повторен не только орнамент, но и накладные литые изображения, вылитые по той же форме.

Крест 1603 года — замечательный памятник псковского среброделия. Его отличают стройные пропорции с удлиненной средней ветвью и высокой рукоятью; безупречная чистота линий; четкий рисунок кружева скани с оригинальными, типичными для псковских изделий, стеблями, перевитыми в разные стороны и перехваченными фигурной формы кольцами; причудливой формы листья с каплевидными отростками. В этот сложный узор вкраплен мотив розетки из византийского орнаментального арсенала: круг, обрамленный лепестками, в центре которого цветок, напоминающий листик клевера, вырастающий из кольца — «парафраз» классического «крина» оригинала.

В повторении 1667 года трактованный свободно орнамент образца превратился в механическое воспроизведение с вытекающими отсюда последствиями: узору тесно в рамках укороченных ветвей, линеарная гармония искажена неровностью полосы крупной зерни, выложенной по краю граней. Помимо имитации богатства внешнего узорочья креста 1603 года в копии налицо желание повторить его как драгоценный ковчег реликвий. Очевидно, к началу XVII века в Снетогорской обители было собрано немало частиц реликвий, связанных с общехристианскими и русскими святынями, среди которых встречаются как широко распространенные, так и редкие. Состав мощей в кресте 1603 года отражает почитание в Пскове новгородских святых. Особенно же примечательно имя чтимого в обители и городе игумена Сне- тогорского монастыря Иоасафа, погибшего в 1299 года во время нашествия ливонских рыцарей, мощи которого в других реликвариях нам неизвестны.

Значительное место принадлежит реликвиям, доставлявшимся на Русь из Святой Земли, так называемым «вторичным». Здесь: камешки, кусочки деревьев, щепоть земли, миро и ладан. Совершенно уникальны надписи, сопровождающие святыни — по-псковски непосредственные, с элементами разговорной речи. Здесь нельзя не вспомнить живые интонации надписи на кресте 1521 года с диалектным «цоканьем» или известную надпись («делатель трудися») к рисунку на полях «Псковского Устава» XIII века.

Вкладная надпись вносит коррективы в историю монастыря. Упомянутый в ней игумен Иосиф не значится в «Списке иерархов» П. Строева, на тот год в нем числится игуменом Игнатий (1598—1605).

Что касается креста 1667 года, то заключенные в нем частицы — евлогии, кроме двух новых вкладов («камень села скудельнича» и «камень Елеонския горы») заимствованы из креста 1603 года, при этом сохранена специфика текста надписей. Мощи в новый крест почему-то не отделили, в ном появилось других «неведомых мощей десятеро».

То, что оба креста существовали в обители рядом в течение 400 лет и сохранились доныне, несмотря на все лихолетья, сам по себе факт удивительный.

Почти все составляющие элементы сканого убранства креста 1603 года находят отклик в кресте 1677 года, не сохранившего, правда, эмали. Ее остатки свидетельствуют об общей палитре, типичной для псковских изделий. Певучесть линий фигуры Христа в Распятии тоже напоминает литой образ описанного выше креста. Так, почти через 80 лет мастер использовал удачно найденную художественную гармонию, а может быть, тем самым пытался возвратиться к образцу, первоисточнику, освященному традицией почитания.

Важным декоративным компонентом стали популярные в псковском среброделии хрустальные кабошоны в высоких кастах, окаймленных изящным рисунком из нескольких рядов витой и плющенной веревочки.

Чеканный крест 1695 года из Спасо-Елеазаровского монастыря — попытка копирования псковским мастером креста, привезенного из столицы и вложенного в Троицкий собор митрополитом Псковским Маркеллом в 1683 году.

Уровень исполнения лицевой и оборотной сторон псковского изделия заметно неравноценен. Насколько не уверенна, грубовато-упрощенна, по сравнению с оригиналом, работа мастера чеканной лицевой части оклада, настолько непринужденно «рисует» воздушными штрихами, чистыми линиями миниатюрные, выразительные в движениях фигуры персонажей автор резьбы на обороте. Либо создается впечатление двух разных рук, либо мастер узко специализировался в резьбе по серебру и гораздо слабее владел техникой чеканки.

Оба креста являются мощевиками. В составе святынь, вложенных Маркеллом, восемь частиц мощей святых довольно часто встречаются в русских реликвариях. В псковском кресте иеромонаха Аарона, кроме общехристианских святынь, поименованы реликвии, имеющие отношение к трем псковским святым — князьям Всеволоду-Гавриилу, Довмонту-Тимофею и преподобному Никандру. Это единственный известный нам мощевик, на котором есть имя святого «пустынножителя», если не считать утраченной панагии с его мощами из Никандровой пустыни.

Псковских произведений из драгметаллов XVIII века известны единицы. Причина явления не совсем ясна. Известно, что в первой четверти столетия в Пскове работало не менее 25 мастеров-серебряников.

Тем более хотелось бы иметь основание считать псковской работой крест 1718 года из Иоанно-Предтеченского монастыря. Некоторые аргументы в пользу версии приведены в каталоге. Помимо того, небезынтересно соотнести с ними детали из истории вклада этого креста, косвенно поддерживающие гипотезу.

На протяжении веков обители, одной из древнейших на Псковской земле, постоянно оказывали покровительство великие княгини и царицы. Частой гостьей бывала здесь и вдовствующая царица Прасковья Феодоровна с дочерьми, когда проезжала летом через Псков в свою дворцовую волость на левом берегу реки Великой, возле погоста Кусва: еще в конце XIX века сохранялся «подъезжий дворец» государыни и эта волость называлась «Дворец».

В монастырских описях отмечены вклады царицы в 1716 году — «два золотные покровца на гробницы благоверных княгинь» и «50 рублей на иконостас». В ризнице хранился крест-мощевик с частицей ризы Богоматери, пожалованной ею крестнице, «подьяческой жене Прасковье Ивановой» в 1708 году.

Некоторые подробности о приезде Прасковьи Феодоровны в 1718 году сообщает сохранившаяся «Келейная расходная книга» за этот год. В ожидании царского приезда инокини делали необходимые приготовления и заносили в книгу: марта 18 куплено изюму фунт, дано 4 алтына, как была царица. в монастыре; марта 19 куплены сальные свечи на два гроша.; 21 марта дано от жнивы пшеницы за 4 четверика 2 алтына, мололи к приезду царицы государыни.; куплено уксусу к приезду.; дана стопа алтын; апреля 1-го, как игуменья проводила царицу. куплено сена на дороге на 8 копеек».

Во вкладной надписи на кресте указан день его «построения», то есть вклада, который приходится на 28 марта, перед самым отъездом царицы, видимо, жившей в монастыре не менее 10 дней. Вкладчик, уважительно названный в надписи с отчеством Игнатием сыном Панкратьевым Агупой, был, видимо, вотчинным, «дворцовым» крестьянином Прасковьи Феодоровны, и. как известно, эта категория принадлежала к относительно привилегированному сословию, из которого можно было выйти в торговые люди.

Возможно, Агупа был царицыным управляющим, во всяком случае, совпадение времени вклада и пребывания в монастыре благодетельницы, скорее всего, не случайно.

Исходя из других записей «Келейной книги», можно предположить гипотетического исполнителя креста. После отбытия царского поезда был выполнен приказ государыни о написании в Успенскую церковь Псково-Печерского монастыря лика иконы «Покрова», и 12 июня она была помещена в храм, украшенная позолоченной ризой, «устроенной» игуменьей Евстолией. Ею же был заказан венец на образ Иоанна Предтечи к посещению монастыря только что вступившего на псковскую кафедру архиепископа Феофана Прокоповича, за который «июля 22 дано денег 25 алтын 4 деньги серебрянику Соколову»28.

Это было время расцвета монастыря. Тщанием деятельной игуменьи Евстолии Ладыгиной (1716—1730), упомянутой во вкладной надписи, он строился и украшался, а для выполнения ювелирных работ мог быть и свой мастер. Обратиться к монастырскому мастеру для Игнатия Агупы было бы логичным, поскольку он, что увидим далее, принимался в обители как человек близкий, участвующий в ее нуждах. В числе некоторых других доброхотов инокини отблагодарили его за щедрый вклад привычным образом: «мая 14 дня куплено рыбы как принес царицы государыни крестьянин Ангупа в церковь крест, по обещанию, весом 136 зол. Куплен лещ 2 алтына да окуней на 4 деньги, уксусу полстопы 4 деньги, да емуж 2 калача 6 алтын».

По-видимому, псковской работой рядового уровня следует считать крест, выполненный в начале XVIII века и вложенный в какой-то из псковских храмов в 1816 году как семейная реликвия рода дворян Бибиковых вдовой героя Отечественной войны 1812 года А. С. Фигнера О. М. Бибиковой в трехлетнюю годовщину его гибели (в 1813 году).

Крест 1699 года, послуживший для него образцом, входит в группу напрестольных с изображением на рукояти Орудий Страстей, центром изготовления которых считается Москва30. В псковской коллекции это ранний памятник московского происхождения, а среди московских крестов данной иконографии — один из самых ранних, следом за крестом 1694 года из Новодевичьего монастыря города Мурома.

Основная часть коллекции петровского времени также связана с Москвой, как центром их производства в первой четверти XVIII столетия.

Таких крестов немного, но они дают представление о художественно-стилевых процессах эпохи. Один — во власти искусства барокко, с великолепными, детально разработанными пышными цветами тюльпанов. Два других — четырехконечные (один напоминающий тип «иерусалимского»), на припаянных ручках — украшены «живописной» гравировкой с элементами западной иконографии. Оба примечательны обширным составом реликвий (соответственно — 53 и 58), из которых 30 совпадают между собою, а вкупе, за небольшим исключением очень редких, отражают собрание святости московских соборов Кремля. В сонме русских святых князей упомянут псковский князь Всеволод-Гавриил.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 18

В ряду крестов с изображением Орудий Страстей на рукояти крест 1706 года выделяется сюжетным содержанием лицевой стороны, где изображены

сцены страстного цикла и Воскресение — сравнительно ранний вариант данной иконографии, ориентированной на западный образец. Близкая аналогия — лицевая сторона креста 1695 года из Ярославля и, видимо, 1694 года из Мурома.

Остальная часть коллекции состоит из произведений второй половины XVIII века московской работы, кроме двух. Время изготовления определяет их иконография и стилистические особенности. В предметах, выполненных в разнообразных техниках, наблюдаются поиски нового декора, усложняется форма.

Клейменых изделий мало. Среди расшифрованных — имя хорошо известного Я. Фролова. Два креста его работы 1768 и 1781 годов показательны для сравнения облика крестов, продиктованного вкусами времени за двадцати-летний интервал в творчестве одного мастера. За инициалами 1ПМ скрывается известный черневых дел мастер последней четверти XVIII века. Изысканный классицистический декор его креста обрамляет тонкий черневой рисунок на золоченом чешуйчатом фоне, характерном для московских мастеров.

Крест 1788 г. с нарядными чеканными картушами, насыщенными орнаментом рокайль, с экспрессивными фигурами персонажей — единственный пример работы петербургского мастера в коллекции.

Отметим, что можно выделить группу крестов конца XVII — начала XVIII  века (6 единиц), объединенных единообразным оформлением оборотной стороны различной формы медальонами, предназначенными, очевидно, для записей о мощах. Среди этих крестов, задуманных изначально как реликварии, по назначению использован один, 1718 года, но по литературным источникам среди утраченных крестов подобные встречаются с надписями, особенно часто в XVIII — начале XIX века.

Предметы XIX века представлены в коллекции тремя крестами, XX — отсутствуют. Все изделия не выходят за рамки массового производства.

В заключение хотелось бы отметить, что работа над каталогом поставила ряд проблем, связанных с недостаточной разработкой темы. Это касается, в первую очередь, вопроса типологии крестов, но иногда и терминологии. К примеру, считать крест шестиконечным или четырехконечным в случае неразвитой формы фи1урных концов нижнего перекрестия.

Принципы формирования научного каталога по драгметаллам на сегодняшний день не выработаны, и, как кажется, для начала необходимо составление единой методики описания, чему должна способствовать практика публикаций в русле идеи типологического подхода к изучению темы.

Крест напрестольный 1

1521 год, Псков.

Серебро, дерево, стекло; басма, литье, золочение. 46,0×25.0. Поступил в музей в 1931 году.

Крест восьмиконечный, прямолинейный, удлиненных очертаний. Деревянный, обложен позолоченными басменными пластинами с орнаментом непрерывно вьющегося стебля с крупными фантастическими цветами на округло загнутых побегах.

На лицевой стороне в центре небольшое, плавных перетеканий

Распятие и пять круглых и овальных стекол в высоких кастах с зубчатый ободком.

19

Концы оправлены гладкими пластинами с орнаментом трилистников на развилках по краю. На боковых торцах перекладин справа канфарена вкладнал надпись.

Источники: ПГОИАХМЗ. Книга учета драгметаллов 1937 г. № 73.

Крест напрестольный 2

1567 год, Псков.

Серебро, дерево, хрусталь; литье, басма, резьба, золочение. 36,0×17,5.

Поступил из Успенской церкви в г. Опочке Псковской губернии в 1931 году.

20

Крест восьмиконечный, прямолинейный Деревянная основа (с большими утратами) обложена растительным орнаментом (многочисленные чинки).

В средокрестии — литое Распятие, с фигурой летящего ангела (вторая утрачена). На концах ветвей — три хрусталя в высоких кастах из нескольких рядов сканной проволочки.

На обороте — обрывки басмы разных орнаментов. На гладких боковых частях оправы нижнего перекрестия резная вкладная надпись.

Крест напрестольный (мощевик) 3

1603 год, Псков.

Серебро, дерево, камни, стекла; скань, литье, эмаль, золочение. 36,0×17,0.

Происходит из церкви Рождества Богородицы Снетогорского монастыря в Пскове. Поступил в 1924 году из Трехсвятительского собора Спасо-Елеазаровского монастыря близ Пскова, куда был передан в 1805 году в числе других предметов церковного обихода после упразднения штатов в Снетогорской обители.

Крест восьмиконечный, прямолинейный; деревянная основа обложена золочеными пластинами, покрытыми по лицевой стороне сплошным сканым орнаментом из ритмично переплетающихся стеблей, пропущенных через фигурной формы кольца, листьев причудливых очертаний и розеток, расцвеченных темно-синей и зеленой эмалью.

На торцах — сканый волнистый лиственный узор.

В средокрестии — небольшое литое Распятие: тонкая, удлиненная фигура Христа, парящие ангелы, на концах перекрестия — две пары предстоящих в рост; в возглавии — Спас Нерукотворный. Поле до нижнего перекрестия украшено камнями в кастах (бирюза, альмандины) и стеклами (часть утрачена).

В восьми ромбах помещены традиционные надписи на фоне темно-си- ней эмали; над изображениями — на гладких пластинках.

Оборотная сторона заполнена резной вкладной надписью и записями о мощах.

21

Аналогичный крест — скопированный в 1667 году в том же монастыре. Сканый узор сходного рисунка встречаем на окладе Евангелия конца XVII века из собрания Государственного Русского Музея, возможно, псковской работы, а также на кресте 1677 года из Псковского музея.

Представляют интерес поименованные в ряду общехристианских святынь мощи Иоасафа Снетогорского, известные нам только в этом кресте. Иоасаф — игумен Снетогорского монастыря (по некоторым псковским синодикам его основатель). Пострадал вместе в Василием, игуменом Мирожского монастыря и другими иноками обеих обителей в 1299 году от ливонских рыцарей. Погребен в монастырском храме Рождества Богородицы. К тому времени восходит и его местное почитание (память 4 марта). Глава и две кости священномученика хранились в особом ковчеге, впоследствии были утрачены (Митрополит Евгений (Болховитинов).

Крест напрестольный 4

Инв. № 330.

Первая половина XVII века, Псков.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, оброн, эмаль. 37,0×17,0.

Поступил из Климентиевской церкви в Пскове.

Крест восьмиконечный, прямолинейный, с тонкими ветвями. Деревянная основа обложена серебряными пластинами, покрытыми густым обронным орнаментом вьющихся трав и цветов причудливой формы с остатками синей, зеленой и красной эмали темных оттенков на канфаренном фоне.

Лаконичная иконографическая схема лицевой стороны включает резное изображение Распятия на крестовидной накладной пластине в центре и Саваофа с нисходящим Св. Духом и тремя лучами — в возглавии.

В шести круглых клеймах на фоне темно-синей эмали — обронные традиционные надписи.

23

Орнамент на обороте того же рисунка, что на лицевой стороне, но более разреженный.

Крест напрестольный 5

1664 год, Псков.

Серебро, дерево; резьба, золочение. 30,0×16,0.

Поступил из музея Псковского церковно-археологического комитета.

Крест восьмиконечный, прямолинейный. Деревянная основа обложена позолоченными резными пластинами.

На лицевой стороне легкими чистыми линиями резано Распятие с двумя парящими ангелами и четыре поясные фигуры предстоящих.

24

На рукояти и оборотной стороне широкая полоса 1устого растительного орнамента из округло вьющегося побега с трилистниками на заштрихованном фоне, в двух местах на пересечении перекладин прерываемого розетками, заключенными в ромб.

По краю узкая кайма S-образных завитков с листьями. По боковым граням и частично вдоль края оборотной стороны резана вязью вкладная надпись.

Крест напрестольный (мощевик) 6

667 год. Псков.

Серебро, дерево; камни стекла; скань, зернь, эмаль, литье, золочение. 31,0×14,5.

Происходит из Снетогорского монастыря в Пскове. Поступил в 1924 году из Елеазаровского монастыря близ Псков, куда попал в 1805 году в числе других вещей из упраздненной Снетогорской обители.

25

Повторение креста 1603 года, но гораздо менее строгих пропорций и рыхловатого сканого рисунка.

Крест восьмиконечный, прямолинейный. Деревянная основа обложена позолоченными пластинами с эмалью по скани.

На лицевой стороне литые изображения, выполненные по формам, изготовленным для креста 1603 года: Распятие с парящими ангелами и двумя парами предстоящих в рост, в возглавии — Спас Нерукотворный. Фон и боковые части заполнены сканным растительным орнаментом, идентичным раннелу образцу. Эмаль темно-синего и зеленого цвета. По краю граней — полоса крупной зерни. В ромбах на синей эмали традиционные надписи.

На обороте верхней части перечислены вложенные реликвии; повторяющие часть святынь из креста 1603 года:

Крест напрестольный 7

1677 год, Псков.

Серебро, дерево, хрусталь; литье, скань, эмаль. 29,0×13,0.

Происходит из церкви Козьмы и Дамиана «с Примостья» в Пскове.

Крест восьмиконечный, прямолинейный; основа деревянная; обложен серебряными пластинами, с лицевой и обратной сторон покрытыми сканым растительным орнаментом, в котором местами сохранилась синяя и светло- зеленая эмаль.

Иконографическая схема краткого извода.

В средокрсстии — накладное литое Распятие. На концах средней перекладины и в верхнем и нижнем перекрестиях — крупные хрустальные кабошоны на цветной фольге, закрепленные в высоких ажурных сканых кастах с зубчиками. Аналогии сканому узорочью — в псковских крестах 1603 и 1667 годов из Снетогорского монастыря, и на окладе Евангелия конца XVII века из Государственного Русского Музея.

Крест напрестольный (мощевик) 8

1683 год, Москва

Серебро, дерево, жемчуг, драгоценные камни (рубины, изумруды, гранаты), стекла; чеканка, резьба, золочение. 38,0×190.

Происходит из Троицкого собора в Пскове.

Крест восьмиконечный, прямолинейный. Деревянный, обложен чеканными позолоченными пластинами.

На лицевой стороне в центре высоким рельефом чеканено Распятие, на концах перекрестия — четыре поясных предстоящих, в навершии — херувим и два парящих ангела. На нижней перекладине горельефное изображение св. князя Владимира, представленного в рост в высоком венце, с крестом и простертой дланью.

31 32 33

По сторонам — спирально загнутые стебли с цветками. Фон вокруг изображений заполнен резным ковровым рисунком мелких тугих завитков.

На рукояти ритмичный рисунок переплетающихся стеблей, цветов и листьев. Боковые грани прочеканены волнистым цветочно-лиственным орнаментом.

В венчике Христа, под распростертыми руками в двух розетках и по полю в разных местах — мелкие и крупные камни в высоких кастах. По краю до рукояти — обнизь из жемчуга и камней.

На обороте помещено шесть дробниц в виде квадрифолиев с резными надписями о мощах, в окружении крупных «тюльпанов» на изогнутых хрупких стеблях.

В описании ризницы собора М. Толстым (1861 год) говорится о девяти частицах мощей св. Владимира, к этому времени находящихся в кресте.

На рукояти — вкладная надпись: Сей животворящий крест построил в соборную Церковь. Троицы во град Псков преосвященный Маркеии первый митрополит Псковский н лета 7191 месяца майя в 7 день.

Согласно описанию в книге 1937 года, крест был вложен в футляр: «прямоугольный, обтянут малиновым бархатом и обшитый изнутри зеленым штофом. На откидной крышке пять прорезных накладок с чеканным орнаментом, две фигурные петли с шарнирами и прорезная застежка. На дне — пять круглых выпуклых ножек».

Среди аналогий почти идентичным является крест 1681 года из Калужского музея, по поводу происхождения которого, как и ряда других подобных предметов оттуда же, существуют разные мнения. Так, М. М. Постникова-Лосева считала его работой калужского мастера и рассматривала в круге изделий, испытавших воздействие украинского прикладного искусства (Пистникова-Лосева М. М. Русское ювелирное искусство. Его центры и мастера.

Где бы ни был сотворен крест, он. видимо, соответствовал вкусам заказчика, связанного с южнорусской культурой. Таким лицом был вкладчик. Митрополит Маркелл занимал псковскую кафедру в 1681—1690 годах. Он был белорусом, человеком образованным, в прошлом являлся настоятелем Брянского Свенского монасты, который в 1681—1686 годах был приписан к Киево-Печерской Лавре и получал от нее наместников. Маркелл предпринял первую попытку перестройки Троицкого собора. В ризнице храма хранились его вклады, кроме креста — золотые евхаристические сосуды, евангелие, наперсные кресты-мощевики. Известны его вклады и в другие монастыри и церкви Пскова.

Крест напрестольный 9

1685 год, Псков.

Серебро, дерево; чеканка, резьба. 33,0×16,0.

34

Происходит из Пятницкого женского монастыря «в Бродах» в Пскове. Монастырь известен во второй половине XV века. Церковь Параскевы Пятницы постройки 1533 года была засыпана в 1701 году согласно указу Петра I о возведении земляных укреплений в ожидании войны со шведами. О церкви Екатерининской, видимо, придельной, сведений не сохранилось и о ее существовании известно лишь из надписи на этом кресте.

Крест восьмиконечный, прямолинейный. Деревянный, обложен чеканными пластинами. На лицевой стороне в центре — рельефное Распятие, на концах перекрестия — два предстоящих (погрудно), вверху — парящие ангелы, в подножии — Голгофа. По древу Креста и боковым граням резан неглубокими линиями шашечный орнамент, по краю чеканен горошчатый.

На обороте — пять чеканных розеток в окружении резного цветочного узора. Остальное поле заполнено мелким шашечным орнаментом.

Край торцов украшен чеканной полосой кружков на развилке.

Крест напрестольный (мощевик) 10

1695 год, Псков.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, золочение. 39,0×18,4.

Поступил в 1924 году из Спасо-Елеазаровского монастыря.

Повторение креста 1683 года из Троицкого собора, более грубого, ремесленного исполнения.

Крест напрестольный, прямолинейный; основа деревянная; обложен позолоченными чеканными пластинами.

В центре — Распятие. Фигура Христа грузная, «живо-подобная». Справа — вертикально направленные копии, слева — губка на трости, как бы процветшей, с отростками по бокам («иссоп»), с соответствующими надписями К и Т.

На концах перекладины — две пары поясных предстоящих, в навершии — херувим и слетающие ангелы, на нижней перекладине — св. князь Владимир в рост с крестом и раскрытой ладонью. По бокам от него спирально загнутые побеги с цветками. По всему полю и рукояти растительный орнамент, канфаренный и чеканный.

На боковых гранях орнамент вьющегося стебля с цветами на заштрихованном фоне и вкладная надпись.

В каждом медальоне размещено по две миниатюрные фигуры в разнообразных свободных позах. Резьба тонкая, уподобленная рисунку пером. В надписях с ошибками звучит «бытовая», разговорная интонация.

35

О псковских святых

Особенностью состава вложенных реликвий является включение мощей псковских святых.

Князь Всеволод, в крещении Гавриил — первый псковский святой, внук Владимира Мономаха, княжил в Новгороде, откуда был несправедливо изгнан. Торжественно принят в Пскове в 1137 году, где княжил год 11 февраля 1138 года), но успел оставить о себе благую память. Заложил в городе храм во имя Св. Троицы. Местное почитание его началось вскоре после преставления. Мощи покоились в церкви Дмитрия Солунского в Кремле (часть была вымолена новгородцами — одно из чудес святого, даровавшего ноготь от своей руки), в 1192 году были обретены и перенесены в освященный в честь его придел Троицкого собора. В 1363 году рухнувшие своды храма повредили гробницу, и с того времени часть главы святого стала храниться отдельно; в 1583 году помещена в специальный ковчег и дубовую раку. В 1834 году мощи были перенесены из придельного в главный храм собора, где хранятся и ныне.

Общерусское почитание установлено на соборе 1549 года (память — 11 февраля, обретение мощей празднуется 27 ноября).

Князь Довмонт (Домант), в крещении Тимофей, литовец по происхождению, сын великого князя литовского Миндовга, княжил в Пскове 33 года (1266—1299), прославился победами над Литвой и Ливонским орденом, важными не только для Пскова, но и для всей Русской земли. По преставлении был погребен в Троицком соборе, где и ныне покоятся его мощи. Почитание как местного святого началось сразу после кончины, общерусское установилось в XVI веке (память 20 мая).

Ни в одном из реликвариев пока не встречались мощи преподобного Никандра Псковского. Никандр пустынножитель, в крещении Никон (1507—1581) — уроженец села Виделебье на Псковщине, подвизался в пустыни возле города Порхова. В 1584 году на месте его подвига была создана обитель, названная Никандровой пустынью. Мощи преподобного были обретены при постройке Благовещенского собора и стали храниться под устроенной гробницей. Причислен к лику святых в 1686 году (память 24 сентября, празднование обретения мощей 29 июня).

Ко времени описания мощи хранились в новом ковчеге, сделанном в 1890 году, а древний находился в ризнице.

Крест напрестольный (мощевик) 11

1699 год, Москва.

Серебро, дерево; чеканка, золочение. 36,0×21,0. Клейма: годовое 1698—1699 годов.

36

Крест четырехконечный, с фигурной формы концами типа квадрифолиев. Основа деревянная, обложен чеканными золочеными пластинами.

В средокрестии — Распятие, под простертыми дланями Христа — ангелы с чашами. В подножии — Голгофа. Древо Креста с имитацией текстуры, вокруг него лучистое «сияние», нимб Спаса в виде язычков пламени. На концах перекладины — предстоящие в рост со скрещенными на груди руками Богоматерь в короткой головной накидке и Иоанн Богослов смотрят на ангелов. Под ними шашечный «позем», фон канфарен цветочным узором.

В возглавии — облачный Саваоф, благословляющий обеими руками, из его уст снисходит Святой Дух в виде луча и голубя. На рукояти — Орудия Страстей. Все изображения выполнены в высоком рельефе, на обороте размещены десять гладких клейм разнообразной формы среди стеблей, за

витков и стилизованных цветов на мелко канфаренном фоне. В средокрестии — сфера, увенчанная крестом. Рукоять гладкая.

Боковые грани украшены волнистым орнаментом сочных стеблей с цветком.

Крест является одним из ранних примеров проникновения мотивов западной иконографии в русскую (московскую) торевтику. Манера исполнения: технические приемы, иконографические детали и мотивы орнаментов — идентичны кресту под инв. № 325.

Крест напрестольный 12

XVII век, Псков.

Серебро, дерево; басма, резьба. 36,0×18,5.

37

Крест восьмиконечный, прямолинейный. Деревянная основа обложена ветхой басмой, чиненной кусочками с различными орнаментами.

На лицевой стороне в центре накладная крестовидная пластина с килевидными концами с изображениями Распятия с двумя оглавными предстоящими и символами Луны и Солнца. Резьба примитивная: рисунок схематичный, фигура Христа приземистая, надписи выполнены небрежно.

Ближайшая аналогия басме и манере резьбы — на кресте из Псковского музея, очень ветхом, семиконечном, с Распятием на крестовидной же пластине и дробницами с четырьмя предстоящими, с тремя сломанными пустыми гнездами. Ранее находился в музее ПЦИАК; в 1937 году еще сохранялись три целые кабошона.

Крест напрестольный мощевик 13

Конец XVII — начало XVIII века, Псков.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, золочение. 27,0×16,0.

40

Крест четырехконечный, с трехлопастными фигурными концами. Деревянная основа обложена чеканными позолоченными пластинами.

На лицевой стороне в центре рельефное Распятие с двумя полуфигурами предстоящих, Голгофа. Венец Христа в виде языков пламени, древо с текстурой. В верхней лопасти — Саваоф со сферой, Св. Дух снисходит в виде луча, воплотившегося в голубя. Фон заполнен канфаренным растительным узором. По рукояти — чеканный орнамент вьющегося стебля с крупными цветками. На боковых частях подобный, но резной.

На обороте чеканные круглые и многогранные медальоны и цветочный декор. На рукояти — вкладная надпись:

подаяние полковницы Ольги Михайловны Гжи Фигнеръ при свещеннике Александры Мориве 1816 год.

О.  М. Фигнер — урожденная Бибикова, дочь псковского чиновника М. И. Бибикова, вдова героя войны 1812 года Александра Самойловича Фигнера (1787—1813). Сохранились сведения о ее вкладах в память о муже в Иоанно-Предтеченский собор нескольких литургических сосудов. Один из них, выполненный в Москве в 1816 году отир, ныне в музее.

Крест обнаруживает явственную стилистическую общность с крестом 1699 года. Идентичность многих деталей, даже мелких, предполагает в последнем образец для выполненного во Пскове и уступающего оригинальному в мастерстве. Время изготовления памятника определяется названными причинами и не совпадает со временем вклада. Возможно, крест был семейной реликвией старинного псковского рода дворян Бибиковых. По-видимому, был вложен в какой-то храм одновременно с потиром и другими предметами в октябре 1816 года (точнее 1 октября) — в день трехлетней годовщины гибели мужа.

Крест напрестольный (воздвизальный) (мощевик) 14

Конец XVII — начало XVIII века, Москва.

Серебро, дерево, бирюза, стекла; литье, резьба, скань, эмаль, позолота. 36,0×18,0.

Поступил из церкви погоста Пятнусово Торопецкого уезда Псковской губернии.

Крест четырехконечный, с круглыми концами и ручкой. Основа деревянная, обложен позолоченными пластинами.

На гладкой лицевой стороне литое Распятие и три (четвертый утрачен) круглый медальона с гравированными «живописными» изображениями Воскресения, Снятия со Креста и Христа перед Пилатом, в которых нашла отражение иконографическая и стилистическая зависимость от западной гравюры.

41

По контурам — обнизь из мелких стекол зеленого цвета, возле Распятия — три стекла в гнездах (синие и розовое).

Торцы украшены сканым, с остатками синей и белой эмали, орнаментом вьющейся веревочки между полосками плетенки на гладком поле.

Рукоять граненая, с двумя полосками — зеленых стекол и бирюзок, со слегка сплюснутым шаром с цветком на конце.

Крест напрестольный (мощевик) 15

Начало XVIII века, Москва.

Серебро, дерево, жемчуг; чеканка, золочение. 40,1×23,0.

Клейма: (сбитое) двуглавый орел в круглом щитке.

42

Крест шестиконечный, с трехлопастными концами в виде квадрифолиев. Деревянный, обложен чеканными позолоченными пластинами.

На лицевой стороне в центре — накладное резное Распятие, на концах перекладины в высоком рельефе чеканены две полуфигуры предстоящих; в навершии — облачный благословляющий Саваоф со сферой и нисходящий Св. Дух. Древо изображено с текстурой, утвержденным на Голгофе, с акцентированным изображением груды камней.

На рукояти и оборотной стороне чеканены крупные цветы тюльпанов на широколиственных сочных стеблях с бутонами; в средокрестии — ромбовидная дробница (для записи о мощах). На торцах — вьющийся орнамент «бурьяна».

По краю граней на лицевой стороне — низка мелкого жемчуга и геометрический орнамент выпуклых прямоугольников до рукояти, ниже и по контуру оборота — горошчатый.

Аналогии чеканным цветам — в искусстве украинского барокко, оказавшего в последней четверти XVII века влияние на художественное оформление русской книжной гравюры и торевтику, особенно Калуги и Москвы.

Крест напрестольный (воздвизальный) 16

Начало XVIII век, Москва.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, золочение. 22,0×12,0.

Клейма: неизвестного мастера.

Крест с крестовидными концами ветвей, на ручке (поздней переделки, XIX    век).

Основа деревянная, обложен позолоченными пластинами.

Форма восходит к так называемому «иерусалимскому» кресту, известному на Руси в XIII—XIV веках. Эта форма концов была распространена на Западе. В качестве примера можно сослаться на изображение Бога-Отца на алтарном триптихе братьев в Генте (1420—1432), епитрахиль которого украшена полосой крестиков, концы которых завершены крестовидно.

В каталоге ПЦИАК помещено описание восьмиконечного деревянного креста «с перекрещенными концами» — живописного, якобы «новгородского письма второй половины XVII в».

43

В основании верхней части ручки с одной стороны припаяна пластина (вторая утрачена), напоминающая очертанием язык пламени — своеобразная реминисценция растительного побега византийского «процветшего» креста (X—XI века) или раннехристианских символов полумесяца — корабля, связанных с прообразом Креста.

На лицевой стороне — накладное чеканное Распятие и резные и два предстоящих (погрудно). Иконография в значительной мере западная: Христос со страдальческим выражением Лика, в терновом венце, со сжатыми дланями; над Иоанном Богословом плоский «католический» диск нимба.

Рукоять в виде гладкой воронкообразной трубки. По торцам — резной вьющийся лиственный орнамент на канфаренном фоне.

Крест напрестольный 17

1702 год, Москва.

Серебро, дерево, жемчуг; чеканка, резьба, позолота, эмаль. 39,0×21,0.

Поступил из ризницы Псковского Троицкого кафедрального собора.

44

Крест семиконечный, прямолинейный; основа деревянная; обложен гладкими позолоченными пластинами.

На лицевой стороне рельефные эмалевые изображения: Распятия и двух поясных предстоящих; облачного благословляющего Саваофа со сферой; нисходящего Св. Духа — голубь эмалевый в чеканном «сиянии». У Христа чеканный нимб в виде языков пламени; на Главе терновый венец; по Лику, из ран на ладонях, ногах, уязвленной груди натуралистическое изображение обильно стекающей крови.

Палитра эмалей светло-зеленая, розовая, лиловато-серая.

По краю граней до рукояти — жемчужная обнизь. Оборотная сторона — гладкая, края чеканены горошчатым орнаментом.

Крест напрестольный (мощевик) 18

1706 год, Москва.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, золочение. 38,0×22,0.

Клейма: годовое (1706).

Поступил из Богоявленской церкви в Пскове; ранее находился в приписной к ней церкви Нерукотворного Образа.

Крест четырехконечный, с фигурно вырезанными лопастями в форме квадрифолия. Деревянная основа обложена чеканными золочеными пластинами.

В средокрестии — горельефное Распятие; Христос в терновом венце; вокруг проканфарен цветочный орнамент.

На концах — сложные многофигурные композиции, чеканенные в высоком рельефе: Воскресение (Христос с хоругвью, рядом с Евой две женские фи1уры); Снятие со Креста; Положение во гроб (перед гробницей сосуд и терновый венец); Тайная вечеря (сцена в интерьере с аркадной галереей, двумя колоннами и завесой между ними).

На рукояти — Орудия Страстей. Оборот декорирован спирально загнутыми стеблями с листьями и бутонами на канфаренном фоне и пятью гладкими круглыми медальонами (для записей о мощах?). На рукояти — сердцевидные травные разводы, «вырастающие» из фигурной формы кольца, с пышными бутонами в середине.

Боковые грани украшены резным геометрическим орнаментом плетенки с насечкой — зигзагом на заштрихованном фоне.

В трактовке иконографии сцен Страстного цикла прослеживаются детали, ориентированные на западноевропейские образцы. Самые ранние примеры разработки данной темы на основе западной гравюры известны с конца XVII  века (кресты из Муромского (1694 года, № 5335/27) и Ярославского (1695 года, ЯМЗ — 7857) музеев).

Крест напрестольный (мощевик) 19

1718 год, Псков.

Серебро, дерево; чеканка, резьба, позолота. 35,0×22,0.

Поступил из собора Иоанно-Предтеченского женского монастыря в Пскове в 1931 году.

1

Крест шестиконечный, с фигурной формы концами, со слегка расширенным трехгранным завершением рукояти.

Деревянный, обложен золочеными чеканными пластинами. В средокрестии — Распятие. Древо Креста с высоким подножием, которое обнимает коленопреклоненная Мария Магдалина. По сторонам от нее в фигурных лопастях помещены изображения двух ангелов с орудиями страстей, ниже — Голгофа.

Возле Христа, с «десной стороны», у прободенного ребра — потир. Рисунок ребер акцентирован. На древе подчеркнута текстура.

На концах перекрестий: справа — Иоанн Богослов и Лонгин Сотник с изображенными рядом молотком и клещами; слева — Богоматерь и Мария Клеопова (в надписи Исупова), рядом с ними — гвозди. На верхней перекладине — Саваоф, Дух Святой, два ангела держат образ Спаса Нерукотворного.

2

На нижней части рукояти — изображения на тему Страстного цикла, не совсем обычной иконографии: в двух клеймах, разделенных чеканной вьющейся ленточкой — символы страданий, между которыми редкое изображение головы плюющего эфиопа, и сцена с воинами, делящими одежды Христа.

Все изображения выполнены в высоком рельефе, пластически выразительны.

Изображение страстного цикла известно на многих напрестольных крестах конца XVII — XVIII века как московских, так и из других центров среброделия, однако нашему изделию аналогий не найдено. Интересно отмстить, что распространенная на Западе иконография с Марией Магдалиной у подножия Креста, основывается на легенде, в которой указываются конкретные имена женщин, пришедших ко Кресту с Богоматерью, — Мария Клеопова и Марфа. На Голгофе, когда Христа обнажили. Богоматерь через Марию Магдалину дала одному из исполнителей казни кусок ткани, для препоясания. Не будучи в состоянии достать до Христа, она прикладывала щеку ко Кресту и лобызала стекавшую кровь.

Не исключено псковское происхождение креста. Оригинальная иконография вполне отвечала местным вкусам и традиции, известной своей приверженностью к повествовательности, эмоционально насыщенным подробностям п неравнодушным отношением к прозападным новшествам. В то же время изображениям присуща «иконописная» статика.

Тенденция, характерная для псковской иконописи, прослеживается и в торевтике XVI—XVII веков, например, в псковских дискосах, тарелях и потирах с многофигурными сложными композициями и несколько «жанровой» трактовкой канонических сюжетов.

Для некоторых примечательных деталей, таких, как ангел с орудиями страдания и голова плюющего, существовал непосредственный образец — покровец конца XVII века из ризницы Троицкого собора, происхождение которого, согласно преданию, связывается с вкладом царевны Софьи Алексеевны.

Предположению косвенно способствует наличие в составе мощей псковского святого князя Всеволода-Гавриила, поименованного в перечне первым, а также единообразная манера резьбы в надписях на лицевой и оборотной стороне: тщательное «написание» в первом случае явно входило в художественный замысел мастера, мощи же могли быть вложены только в Пскове, где сделана запись о них тем же мастером, скорее всего псковичом, ревностно подчеркнувшим первенство псковской святости.

Крест выносной (воздвизальный) 20

XVIII    век (вторая половина), Каргополь.

Серебро, дерево, фольга; чеканка, золочение, резьба по дереву. 49,0×24,0.

Происходит из кафедрального собора в Пскове.

Крест восьмиконечный, прямолинейный, двухсторонний, выполнен из красновато-коричневой древесины; на рукояти.

На лицевой стороне в крестообразном углублении — накладное скульптурное Распятие с мягкой лепкой объемов и сюжеты, выполненные в манере невысокого миниатюрного рельефа. Изображения заключены в квадратные и продолговатые ковчежцы с прорезным фоном и подложенной позолоченной фольгой: два предстоящих в рост возле Распятия; в верхнем перекрестии — Воскресение; на концах перекладин — сцены страстного цикла: Поцелуй Иуды, Несение Креста, Снятие со Креста, Испрошение тела Христа у Пилата, Положение во гроб. В центре нижнего перекрестия — св. Георгий.

На обороте в отдельном же ковчежце — двунадесятые праздники: Рождество Богородицы, Благовещение, Введение во храм, Рождество Христово,

3

Богоявление, Сретение, Вход в Иерусалим, Преображение, Вознесение, Троица Ветхозаветная, Успение. Воздвижение Креста.

В навершии — херувим, между сценами праздников изображены: Спас Эммануил с архангелами Михаилом и Гавриилом, отцы церкви — Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Николай Чудотворец,

Оправа позолоченная гладкая, по контуру и вокруг ковчежцев полоса с горошчатым орнаментом.

Рукоять восьмиконечная, обложена пластинами в виде вертикальных полос, декорированных чеканным узором из цветов, плодов и розеток.

Аналог — крест напрестольный XVIII века из музея в Каргополе.

Крест напрестольный (мощевик) 21

1768 год, Москва.

Мастер Я. Фролов и неизвестный мастер с инициалами ВА.

Серебро, дерево; чеканка, золочение, литье. 45,0×29,0.

Клейма: города Москвы с датой 1768; неизвестного пробирного мастера с инициалами ABC; мастера Я. Фролова; неизвестного мастера с инициалами ВА.

Поступил из музея Псковского Археологического общества.

Крест четырехконечный, с трехлопастными верхними концами. Деревянная основа обложена позолоченными чеканными пластинами. По краю украшен чеканными изображениями херувимов, в средокрестии — «сиянием», что придает кресту сложное очертание абриса.

На лицевой стороне в центре — литое Распятие. Христос в терновом венце, случистым нимбом. По крестному древу узор, передающий фактуру дерева. В подножии Голгофа. На концах ветвей — накладные чеканные дробницы фигурной формы с изображением Саваофа, благословляющего обеими руками, голубя в «сиянии» и многофигурных композиций: Снятие со Креста; Положение во гроб и Воскресение на фоне накладного ажурного растительного орнамента.

На рукояти — Орудия Страстей на канфаренном поле: оборотная сторона с пятью круглыми и двумя овальными гладкими медальонами (для записи о мощах?) в рамках из чеканных раковин и завитков. Боковые грани гладкие.

45

В музее находятся: еще одна работа мастера Я. Фролова — крест 1781 года и мастера ВА — оклад иконы «Спас в Славе».

Крест напрестольный (мощевик) 22

1781 год, Москва.

Мастер Я. Фролов.

Серебро, дерево; чеканка, эмаль, золочение. 40,2×25,0.

Клейма: города Москвы; пробирного мастера Белкина Степана с датой 1781; неизвестного альдермана с инициалами АОП; мастера Я. Фролова.

Поступил из церкви погоста Пятнусово Торопецкого уезда Псковской губернии

Крест четырехконечный, с фигурной формы концами в виде квадрифолиев.

Деревянный, обложен позолоченными пластинами.

На лицевой стороне в средокрестии — накладное эмалевое живописное Распятие, на концах перекрестий и в подножии в округлых и овальных медальонах — облачный благословляющий Саваоф со сферой и гол /бь в чеканном «сиянии»; полуфигуры двух предстоящих и Голгофа. Фон вокруг верхних медальонов заполнен орнаментом гирлянд, бантов, цветов, фруктов. Возле главы Адама рельефные «горки».

На рукояти — Орудия Страстей. Оборотная сторона украшена шестью гладкими картушами в рокайльных завитках (для надписей о мощах) и орнаментальными мотивами, аналогичными лицевой стороне.

Второй крест работы Я. Фролова, совместной с неизвестным мастером ВА (1768 год) — в фондах псковского музея.

Крест напрестольный 23

1788 год, СПб.

Серебро, дерево; чеканка. 23,0×17,5.

Клейма: 1) города Санкт-Петербурга с датой 1788; 2) неизвестного мастера с инициалами Н. М.

Поступил из музея Псковского Церковного Историко-Археологического Комитета. 1

Крест четырехконечный, с фигурно вырезанным краем. Деревянный, с лицевой стороны обложен чеканными серебряными пластинами.

6 7

В средокрестии — Распятие, на концах — поколенные изображения Саваофа, Богоматери, Иоанна Богослова. Высокорельефные, пластичные и экспрессивные фигуры среди завитков рокайля стилистически и иконографически принадлежат западноевропейской традиции: динамичный характер движения Саваофа; облик Иоанна с длинными локонами и Богоматери с выбившимися прядями, с коротким покрывалом на голове, сложенными на груди руками и вонзенным в грудь мечом.

На рукояти чеканены Орудия Страстей.

Крест напрестольный (мощевик) 24

Последняя четверть XVIII века, Москва.

Серебро, дерево; чеканка, золочение, чернь. 40,0×24,0.

Клейма: г. Москвы, альдермана Косырева Алексея, неизвестного мистера с инициалами.

Поступил из церкви Димитрия Мироточивого в Пскове

8

Крест четырехконечный, с верхними концами в форме квадрифолиев. Деревянная основа обложена позолоченными пластинами с круглыми черневыми дробницами в обрамлении чеканных венков, перевитых лентами. В средокрестии — Распятие, на концах — Саваоф, полуфигуры двух предстоящих; на подножии — Голгофа на фоне стен Иерусалима. Древо креста с текстурой. Пространство вокруг изображения заполнено резным мелким позолоченным чешуйчатым орнаментом.

На рукояти — чеканные Орудия Страстей.

На обороте — два круглых и два овальных медальона (для записей о мощах), окаймленных венками с бантами, и орнаментальная композиция в виде вазы с гирляндами и цветочными ветками.

На рукояти — цветок на коротком сочном срезанном стебле.

Крест напрестольный 25

1820-е годы, Москва.

Мастер Попов Василий Иванович.

Серебро; резьба, чернь, золочение. 21,0×9 0.

Клейма: пробирного мастера Дубровина Н Г. с датой 182.; московского мастера Попова В. И.; 84 проба.

Крест четырехконечный, с трехлопастными концами, внутри полый, на слегка расширенной к концу гладкой ручке.

На лицевой стороне накладные черневые изображения: крест с Распятием и двумя полуфигурами предстоящих, Саваоф и Голгофа. Фон декорирован чередующимися полосками прямой и косой штриховки.

Оборот гладкий с резными фигурами святых: Парфения Ламо(псакийского) в рост и поясных Николая, Мефодия и Сергия. На верхнем конце — петля для подвешивания.

В музее хранится еще одна работа Попова В. И., известного московского черневых дел мастера — потир 1816 года, вклад в псковский

11

Предтеченский монастырь О. М. Бибиковой, вдовы героя Отечественной войны 1812 года А. С. Фигнера.

Крест напрестольный 26

Первая четверть XIX века, СПб.

Дерево, серебро; живопись, чеканка, резьба. 34,5×17,0.

Клеймо (сбитое): мастера Примана.

12

Крест четырехконечный, с трехлопастными концами, деревянный. Лицевая сторона оправлена узкой серебряной профилированной рамочкой.

В средокрестии — живописное изображение Распятия, в лопастях — Саваоф, два предстоящих. На серебряной оправе рук. и — срезанный цветок тюльпана на стебле с листьями.

Крест напрестольный 27

1848 год, Москва.

Серебро; резьба. 23,0×11,0.

Клейма: г. Москвы- пробирного мастера Ковальского Андрея Антоновича с датой 1848; неизвестного мастера с инициалами ИЛ; 84 проба.

Крест четырехсторонний; с трехлопастными концами, внутри полый.

13

На лицевой стороне гравированное Распятие, с двумя полуфигурами предстоящих и Саваофом на концах. Рукоять гладкая, книзу расширенная. Оборот — гладкий.